Дежурный администратор +7 (978) 902-97-61 Алушта
Отдел бронирования +7 (978) 786-25-10 bron@oteli82.ru
система онлайн-бронирования
Официальный сайт » Алушта » Из истории Алушты

Из истории Алушты

Алушта - город-курорт на южном берегу Крыма (ЮБК), центр городского округа Алушта (Большая Алушта). Город имеет статус города республиканского значения и входит в десятку самых популярных курортов Крыма. 

Первое упоминание о поселении относится к VI веку. В разные периоды истории поселение носило название Луста и Алустон. Название Алустон поселение обрело от крепости Алустон, построенной по приказу императора Юстиниана в VI веке. Место для построения крепости было выбрано не случайно. Крепость переходила от одного государства к другому, но оставалась береговым опорным пунктом, имела оборудованную пристань и открытую береговую линию, не дающую врагу приблизиться незаметно.

Крепость не один раз ставала "яблоком раздора" между правителями разных народов до завоевания южного побережья Крыма османами. Но и потеряв былую значимость, как оборонное и сторожевое укрепление, Алушта вновь напомнила о своем существовании в разгар борьбы за Крым между Россией и Турцией, став местом высадки и поражения турецкой армии.

Став частью Таврической губернии в составе Российской империи, Алушта постепенно приобрела славу курорта и в 1902 году - статус города, центром волости Симферопольского, а затем Ялтинского уездов.

В 1894 году Алушта пережила историческое  событие. 10 октября на даче генерала Голубова, которая называлась «Голубка», цесаревич Николай Александрович, будущий император Николай II, встретился с ехавшей в Ливадию принцессой Алисой Гессенской, которая вскоре стала его женой Александрой Фёдоровной. 

 

Елена Андреевна Воронова, учительница, сотрудница духовных журналов, переехала в Крым, в  Алушту по состоянию здоровья из Санкт-Петербурга. Прожила в Крыму с 1885 по 1893 год и открыла народную школу в Алуште, которая 01.12.1886 г. получила статус церковно-приходской. В 1899 году  Елена Андреевна в книге "Школа в Алуште: Из воспоминаний учительницы" описывает Алушту так:

"... вдали на окраинѣ нрозрачнаго, голубого небосклона ярко выдѣлялась темносиняя искрящаяся полоса моря, окаймленная стройными тополями. Это была уже Алушта. Замѣчу кстати, что въ настоящее время этихъ тополей, составлявшихъ украшеніе Алушты, уже не существуете: въ 1893 г. ихъ смыло силыіымъ приливомъ воды.

Мѣстечко Алушта представляетъ изъ себя селеніе, раскинутое частью по горамъ, частью по берегу моря. Народонаселеніе ея смѣшанное, состоящее изъ коренныхъ жителей татаръ, затѣмъ грековъ, русскихъ и евреевъ. Татары занимаются разведеніемъ табака, русскіе же и греки преимущественно работаютъ на виноградникахъ.

По своимъ климатичеекимъ условіямъ и цѣлебнымъ свойствамъ винограда Алушта представляетъ изъ себя второй курортъ послѣ Ялты, но жизнь здѣсь несравненно дешевле, чѣмъ въ этой «Россійской усыпальницѣ», какъ прозвали здѣсь Ялту. И вотъ я, принимая это къ соображеиію, рѣшилась измѣнить своему маршруту и поселиться не въ Ялтѣ, а въ Алуштѣ. Первое время по пріѣздѣ, мнѣ было очень плохо и доктора, изслѣдовавшіе меня, опредѣлили мнѣ жизни только мѣсяцъ!

Такъ они и сказали священнику Алуштинской церкви отцу М. Сорокину, съ которымъ я познакомилась и который отнесся ко мнѣ съ болынимъ участіемъ. Но, къ удивленно ихъ, я вскорѣ начала до того быстро поправляться, что они прозвали меня «воскресшей изъ мертвыхъ». Конечно, врачи приписали это цѣлебному дѣйствію воздуха, я же объясню мое выздоровленіе однимъ Божьимъ милосердіемъ.

Не прошло и трехъ мѣсяцевъ по пріѣздѣ моемъ въ Алушту, какъ я уже настолько поправилась, что хотя и не рѣшалась еще вернуться на сѣверъ, но уже стала скучать безъ дѣла; въ особенности мнѣ хотѣлось приложить къ практикѣтѣ знанія, какія я пріобрѣла въ семипаріи, но исполнить это было трудно за неимѣніемъ дѣтей.

Съ первыхъ же дней моего пребыванія въ Алуштѣ меня поразило одно странцое явленіе: не смотря на ея довольно большое населеніе, я видѣла очень мало дѣтей на улицахъ, а если на моихъ прогулкахъ и попадались когда ребятишки, то они имѣли,
по большей части, какой-то дикій видъ и какъ только я пыталась къ нимъ приблизиться, они такъ стремительно отъ меня бѣжали, точно въ землю проваливались. Въ церковь дѣти приходили очень рѣдко.
— Да гдѣ же здѣшнія дѣти, спросила я наконецъ у священника, почему они и въ церковь не ходятъ?
— О, они здѣсь совсѣмъ дикія, — отвѣтилъ о. Мих а и л ъ , — сколько я не бьюсь, а не могу достигнуть того,чтобы родители ихъ въ церковь водили. Совсѣмъ какъ звѣрьки какіе-то! Главнымъ образомъ, происходить это отъ ихъ сношеній съ иновѣрцами, которые ихъ страшно развращаютъ. Единственнымъ противодѣйствіемъ этому вредному вліянію была бы церковно-приходская школа; но ея, къ сожалѣнію, нѣтъ до сихъ норъ въ Алуштѣ.

... Алушта окружена «экономіями», т . ѳ. небольшими помѣстьями: каждая такая «экономія» имѣетъ при себѣ виноградники, требующіе рабочихъ рукъ и потому служащіе приманкой для в с ѣ х ъ ищущихъ заработка. Осенью и весною въ Алущтѣ бываѳтъ наплывъ рабочихъ изъ дальнихъ губерній, которые, въ чаяніи выгоднаго заработка, являются сюда нерѣдко въ сопровожденш женъ и дѣтей."

Набережная Алушты так же была далека от привычного для нас вида.

Рядом с городом продолжало развиваться курортное предместье Алушты, которое сегодня мы знаем как Профессорский уголок.